Мужчина - Сколько нужно женщин, чтобы вкрутить лампочку? Электрик - Ни одной! Они предпочтут сидеть в темноте и ворчать.

ТРИ ЭЛЕКТРИЧЕСКИХ МИФА

Яндекс.Директ

В прошлом году в городе было зафиксировано более 11000 пожаров, в которых погибло около 500 человек.

Больше всего возгораний произошло в жилом секторе, школах и других учебных заведениях. Почему же так распоясалась огненная стихия? Тоже мне вопросик, заметит читатель. Да мало ли почему? Оставил несмышленышу спички, завалился “под мухой” в постель с сигаретой, бросил на балкон непогашенный окурок, произошло повреждение проводки… Стоп, стоп! Действительно, спички у ребятенка, сигарета в кровати, летящий на чужой балкон окурок – причины понятные и легко устранимые. Они относятся к категориям разгильдяйства и глупости. А вот последняя – повреждение проводки – еще ни разу не приводила к пожарам в жилом секторе. И не может привести, ни у нас в России, ни за рубежом.

Миф о вине бессловесных проводов сварганили чиновники, заботящиеся о своем благополучии. Оно, как известно, пропорционально безнаказанности. В пожарах по такой причине никто, никогда не будет виноват: разве не могут неразумные провода время от времени замыкаться, заливаться водой, устареть и т.п.? Могут, могут – чего уж там! Только при чем здесь пожар? Электричество – опасная энергия и пользоваться ей надо не абы как, а с понятием, выполняя необходимые нормы и правила эксплуатации электрохозяйства. В этой статье будет подробно рассмотрена проблема “электрических” пожаров – так называются возгорания, происшедшие от нарушения этих правил. Они по статистике составляют более 20% от всех происшедших.

Ток в каждую квартиру идет не напрямую, а через защитный автомат, установленный на щитке, что на лестничной площадке. Он специально предназначен для отключения перемкнувшихся проводов. Как только ток короткого замыкания превысит норму, автомат быстренько прервет его, настолько быстро, что проводка и ахнуть не успеет, не то, что нагреться. Этот простенький способ придуман еще на заре электрической эры. А вот если защитный прибор не сработает,– ничто замкнувшую проводку уже не отключит, – огонь неизбежен! Это объясняется тем, что следующий по цепи защитный аппарат рассчитан на ток всего подъезда или стояка и замыкание в одной квартире он просто не заметит, как слон дробинку.

Наши “телохранители” не так сложны, как другие компоненты квартирной “энергосистемы” – телевизоры, радиолы, компьютеры, электроплиты, неисправность которых сразу видна: включил, – не работает. А вот защитный автомат ток пропускает, а отключится ли при коротком замыкании, когда возникает дуга, ток возрастет в десять и более раз, а его тепловое действие в сотни раз, – увы, неизвестно. Его контакты могут привариться, пружины – ослабнуть, коррозия – изменить уставку и т.д. И никто об этом не узнает, пока не “грянет гром”. Но тогда “креститься” уже поздно: надо звонить по 01 и начинать хлопоты о новом жилье.

Вот почему домашних “защитников” надо время от времени проверять, как это делается в серьезных энергосистемах. Сроки и объемы таких проверок и опробований в коммунальных сетях давно узаконены. Но не желают чиновники выполнять эти законы, хоть тресни! И уже 20 лет и более в жилом секторе Москвы (более 40 тысяч домов) эти простые и дешевые проверки и опробования не проводятся. В результате, не менее 20% всех защитных автоматов практически неработоспособны. По существу, множество москвичей и жителей регионов живет в режиме “Поджога замедленного действия”. Поэтому нет ничего удивительного в том, что по официальной статистике более 20% всех пожаров являются “электрическими”, размер убытков за последние 10 лет исчисляется миллиардами рублей, а число жертв – сотнями. И положение с каждым годом ухудшается.

Но почему же не проверяются, не опробуются защитные приборы, если этого требует закон? Ведь так много электроремонтных предприятий и АО, желают заняться этими работами. А все дело в том, что расходы на эксплуатацию защитных автоматов –20 рублей в год на одну квартиру – входят в ежегодную смету расходов одной общей строкой “Обслуживание электрохозяйства”, где составляют ничтожную долю, не более одного процента, от огромных сумм на ремонт и эксплуатацию трансформаторных подстанций, распределительных устройств, кабельных линий и т.д. Выделить их в отдельную строку, как это испокон веку делается для расходов на обслуживание защитных устройств и технику безопасности, чиновники не желают. Трудно понять – почему? Вряд ли здесь присутствует меркантильный интерес – слишком уж ничтожные суммы можно отстегнуть от этой негоции. Возможно, просто обычная наша надежда на авось, дескать, вдруг проводки перестанут повреждаться. Но самая вероятная причина – боязнь ответственности. Ведь при налаженной, по графику системе проверок и опробований работоспособности автоматов сразу будет виден виновник “электрического” пожара, не выполнивший необходимый регламент. Теперь уже обвинить в несчастье естественное явление – короткое замыкание не удастся и можно делать соответствующие кадровые выводы. Впрочем, здесь уже кончается тема “электрических пожаров” и начинается другая.

Итак, ликвидация 20% пожаров в столице и регионах не требует выделения дополнительных ассигнований и зависит лишь от одного росчерка пера мэра или губернатора, перераспределяющего уже имеющиеся ресурсы. Так выделите же эти копеечные, но важные расходы в отдельную строку. Вот уж поистине: мал золотник, да дорог, не правда ли?

Второй миф, придуманный чиновниками, оправдывающими свое бездействие, звучит так: зачем опробовать защитные приборы, коли все равно электрический пожар может произойти от плохого контакта. Если бы это было правдой, то человечество давно придумало бы защиту от плохого контакта. Но в низковольтных сетях при нагрузках жилого сектора электрического огня по этой причине принципиально возникнуть не может и поэтому ничего придумывать не надо.

Почему? – спросит внимательный читатель. – Неужели автор не знает, как порой нагреваются контакты, и возникает дуга на аккумуляторе машины, где всего 12 вольт, а в квартирной сети целых 220!

Читатель прав, автолюбителям хорошо знакомы дуги постоянного тока при нарушении контакта. Дуговой процесс основан на испускании электронов из одного электрода, называемого катодом, к другому – аноду. Дуга, возникшая в момент “порчи” контакта, продолжает гореть неограниченно долго между образовавшимися раскаленным катодом и анодом. Но в квартирах у нас переменный ток, изменяющий свое направление сто раз в секунду. В условиях, когда катод и анод так быстро меняются местами, а рабочие токи столь невелики, как в жилом секторе, появление дуги переменного тока практически невозможно. Она просто не успевает сформироваться, как уже изменится полярность электродов: катод станет анодом, а анод – катодом. И начинай все сначала.

Конечно, при испортившемся контакте в розетке или вилке, рабочий ток может нагреть их на несколько десятков градусов, в отдельных случаях, пластмассовая розетка будет даже “пахнуть”, что хозяева сразу заметят и примут простые меры. В отсутствие хозяев, тока нагрузки нет, нет и нагрева. Но дуги, огня рабочий ток вызвать квартирных сетях не может, хоть при хорошем, хоть при плохом контакте. Это проверено, многочисленными исследованиями.

Третий миф вообще смехотворен. Тут причиной огня указывается ветхость электропроводки, представляете? Дескать, дом древний, проводка старая вот и горит!?

Столетний дом способен даже рухнуть. Проводка может быть совсем без изоляции, обнаженная, как полуночная девица на экране, но ее замыкания не вызовут огня, если защитный автомат исправен. Сказанное отнюдь не означает, что можно жить в квартире с неисправной проводкой. Такое соседство опасно, можно получить удар током и даже серьезную травму, с электричеством – шутки плохи, но огня при исправном защитном приборе никак случиться не может.

Как уже отмечалось, нарушение правил эксплуатации электрохозяйства квартирного сектора обусловлено исключительно сметными неувязками. В настоящее время несколько миллионов квартирных автоматов исчерпали все гарантийные сроки и требуют замены. Однако такая работа связана со значительными затратами средств. Поэтому на первых порах целесообразно ограничиться простым опробованием работоспособности этих приборов, с заменой вышедших из строя. По оценкам специалистов, таковых окажется примерно одна пятая, от всех установленных, они, должны быть быстро заменены, в течение одного- полутора лет. После этого электрические пожары в Москве прекратятся. В дальнейшем все защитные приборы должны ежегодно опробоваться и неработоспособные из них – заменяться. Других проверок не требуется. Как показывают расчеты, при такой дешевой технологии вероятность электрического пожара ничтожно мала.

Руководство и контроль над этими работами могло бы выполнять одно их подразделений Мэрии, может быть, специально созданное для этой цели. Стоимость этих работ входит в тарифы на электроэнергию и уже оплачена москвичами. Хочется верить, что руководство Мэрии серьезно отнесется к этой проблеме и хотя бы даст указание выделить в соответствующих сметах отдельной строкой расходы на обслуживание защитных устройств и технику безопасности. Госэнергонадзор одобряет эти предложения и даже предлагает специализированным организациям заняться такими работами. И невозможно понять, почему руководство Москвы и других российских городов вместо ничтожных затрат на опробование защитных автоматов предпочитает расходовать миллионы на увеличения числа пожарных подразделений?

© Георгий Черников, к.т.н., инженер-энергетик

Просмотров: 2147

Автор: Виктор

:)

Количество статей, опубликованных автором: 197.

Добавить комментарий

Дополнительные статьи из рубрики "Познавательная информация (советуем к прочтению)"

Вверх